В. Г. Борисова

Культурная жизнь на Сахалине
в конце XIX века

(по книге А. П. Чехова «Остров Сахалин»)

Данная тема навеяна монографией М. И. Ищенко «Русские старожилы Сахалина: вторая половина XIX – начало XX в.», где автор пишет, что вновь и вновь в последнее время увидело свет немало толстых, во многие сотни страниц, книг... В них – стремление показать лишь темные стороны и отрицательные явления. Повседневная жизнь сахалинца, обычного человека с его заботами, невзгодами и радостями, отсутствует. «Пора пересмотреть образ Сахалина как место невыносимых страданий, на которые только способен человек вольный и подневольный. Как и любая другая территория, Сахалин был разным» (4, с. 8).

А. П. Чехов в «Острове Сахалине» пишет, что он не видел во время своего пребывания на острове хороводов, не слышал разудалых песен, если бы случилось услышать разудалую песню, то почел бы это за дурной знак, так как добрый и милосердный человек около тюрьмы не запоет. Однако Антон Павлович – великолепный реалист, все-таки дал сведения о досуге жителей острова, то есть о тех событиях общественной жизни, которые сегодня мы называем культурной жизнью общества. В 1890 году проживало на Сахалине 16 тысяч человек. Совместная культурная жизнь сахалинского общества строилась на разных уровнях в зависимости от социального положения человека на острове: для чиновников и для простых островитян. Только лишь обходя избы поселенцев, Чехов не мог видеть, как эти люди проводили свободное время. Свой отдых он проводил среди чиновников. В своей книге Чехов описал элементы массовой культуры, то есть культурно-просветительной. Описывая события культурной жизни, писатель преподносил их с элементом критики и не в пользу данного мероприятия. Учреждений культуры различных типов (театрально-зрелищных, музеев, библиотек, парков и клубов) тогда не существовало, так что организацией мероприятий занималась администрация.

Примером праздника для жителей Александровска в июле 1890 года был приезд генерал-губернатора Приамурского края Андрея Николаевича Корфа. Спешно строили мост через Дуйку, воздвигали арки, чистили, красили, маршировали солдаты. Такая спешка, что работали даже в праздничные дни. Каторжане возили тачки с песком, высыпали его перед домом гy6epнатора, выравнивали площадку. Репетировал военный оркестр, разучивал марши. 9 июля на военном судне «Бобр» прибыл барон А. Н. Корф. На главной площади его встречали почетный караул из солдат, чиновники, толпа поселенцев и каторжан. Играла музыка. Благообразный старик П. С. Потемкин поднес ему хлеб-соль на серебряном подносе местного изделия. Толпа поселенцев состояла из мужчин и женщин рабочего возраста, были также старики и дети. Это праздничное событие для населения повторялось раз в пять лет (1, с. 32, 34).

На другой день состоялся торжественный обед в доме губернатора – мероприятие для чиновников. Играла музыка, произносились речи, а вечером была иллюминация. По улицам, освещенным плошками и бенгальским огнем, до позднего вечера гуляли толпами солдаты, поселенцы, каторжане. В саду губернатора играл оркестр и пели певчие (1, с. 34).

Сахалин в конце XIX в. было населен людьми верующими. Об атеистах в книге речь не идет вовсе. Поэтому основными культурными событиями для простого населения и самыми доступными были религиозные праздники и обряды, которые люди принесли в своей памяти из центральной России. Сахалинские церкви пышностью и богатством не отличались. Собиралось много народу. Церковные праздники скрашивали жизнь поселенцев.

Во Владимировке, по чеховской переписи, проживал 91 человек: 55 мужчин и 36 женщин. Чехов побывал в этом селении три раза. В одно из посещений он наблюдал освещение часовни и описал это событие, так как это также был праздник для населения. Накануне Покрова служили всенощную, пели певчие, пришедшие пешком из Корсаковского поста. На иконостасе развесили за неимением настоящих икон простые бумажные иконы – рисунки, приколотые булавками. Большинство молящихся были женщины с грудными детьми. Канон читал с большим чувством писарь города Ярцев, каторжный Федоровский.

Не менее значительным событием для населения был обряд венчания. Его Чехов наблюдал в Александровском посту. Писатель вошел в церковь, где собралось много женщин, каторжных и свободных, с нетерпением поглядывающих на двери. Слышалось шушуканье, и вот кто-то шепнул у дверей: «Едут». Певчие стали откашливаться, от дверей отхлынула толпа. Вошли молодые. На ковре постлали платок, первым на него ступил жених. Когда отец Егор возлагал на головы жениха и невесты венцы и просил бога, чтобы он венчал их славою и честью, то лица присутствующих женщин выражали умиление и радость. Когда же церковь опустела, то стало грустно (1, с. 269).

На следующий день 8 сентября Чехов наблюдал обряд похорон женщины свободного состояния Ляликовой. После отпевания в церкви толпой пошли на кладбище, что находилось в версте от церкви, за слободкой, у самого моря, на высокой крутой горе. Гроб опустили в могилу, на четверть заполненную водой. У покойницы оставалось двое детей, которых надо было как-то пристроить (1, с. 270). Чехов в тот день видел могилу М. С. Мицуля.

Своеобразной постоянной выставкой в Корсаковском посту служил пожарный обоз. Здешний смотритель тюрьмы любил показывать его приезжим. Показал он его и Чехову и оставил его в восхищении. Обоз был великолепен, и в этом отношении Корсаковский пост перещеголял многие большие города. Боч­ки, пожарные насосы, топоры в чехлах – все это было игрушечно и блестит, точно для выставки. Ударили тревогу. В одну минуту каторжные впряглись и с громом покатили к морю. Зрелище было эффектное (1, с. 161).

Зарождался на Сахалине такой вид изобразительного творчества, как скульптура. В переписных карточках писателя обнаружена одна переписная карточка на проживавшего в посту Александровском ссыльнокаторжного скульптора Василия Ефимовича Северова, 26 лет, уроженца Московской губернии, на Сахалине с 1884 года. Это он изготовил для Чехова три скульптуры, изображающие сцены из повседневного каторжного быта: «Прикованный», «Кобыла», «Майдан». Они были присланы Чехову Д. Булгаревичем в Москву в октябре 1890 года.

Существовало на острове и декоративно-прикладное искусство: резьба по дереву, ковка металла, шитье и др. В 1890 году для международной тюремной выставки в Санкт-Петербурге (А. Чехов не мог на ней присутствовать, но о ней знал после возвращения) были специально изготовлены в Александровской тюрьме и демонстрировались несколько изящных и дорогих поделок из дерева: столы, шкатулки, шкафчики. В Корсаковской тюрьме изготовлены дамский наборный столик, ломбардный и шахматный столы, комод из ольхи. Кто-то из каторжан делал оригинальные цепочки из стали. Уже упоминалось о серебряном подносе местного изготовления. Более ста человек были заняты в казенных мастерских: обойщики, ювелиры, часовые мастера, портные (1, с. 256).

А. П. Чехов первым сообщил в своей книге о великолепной коллекции, собранной на Сахалине. Это культурное явление связано с именем врача, заведующего медицинской частью на острове и метеорологической станцией Петра Ивановича Супруненко. Проживал он недалеко от Александровска в селении Корсаковское. Его дом своими размерами, красной крышей и уютным садом напоминал помещичью усадьбу средней руки. Дом доктора был шедевром для каторжного Сахалина. Сейчас здание не сохранилось. Не было его уже в 1958 году, когда на Сахалин приезжал племянник Антона Павловича Сергей Михайлович Чехов и хотел зарисовать этот дом. А. П. Чехов не застал хозяина дома, поскольку П. И. Супруненко уехал в Санкт-Петербург на тюремную выставку. Писатель же мог познакомиться с остатками его роскошной зоологической коллекции. Она могла служить основанием для превосходного музея. П. И. Супруненко начал собирать коллекцию в 1881 году и за десять лет успел собрать почти всех животных, встречаемых на острове, а также предметы по антропологии и этнографии. В статье В. М. Латышева указано, что в коллекции врача П. И. Супруненко было собрано более 700 предметов. Каталог коллекции опубликован в 16-м выпуске «Вестника сахалинского музея». Сбор коллекции не был тайным делом. Естественно, она показывалась всем желающим ее посмотреть, и данное явление было интересным событием в жизни сахалинского населения того времени.

Чехов писал, что на Сахалине пять школ, не считая Дербинской, где за неимением учителя занятий не было. В 1889–1890 годах обучалось 222 человека: 144 мальчика и 78 девочек. Сахалинские школы бедны, обставлены нищенски. Преподают в школах ссыльные, не имеющие на то подготовки. Получают за свой труд 10 рублей в месяц. Очевидно, преподавание в школах считалось занятием неважным. Надзиратели из ссыльных, не имея определенных обязанностей, получали от 40 до 50 рублей (1, с. 272).

Такой вид культурных занятий, как пение, был развит на Сахалине только при церкви. В бытность Чехова на острове было четыре приходских церкви: в Александровске, Дуэ, Рыковском и Корсаковском постах. В каждом приходе был хор певчих, поющих по нотам и одетых в парадные кафтаны. Это уже профессинальное объединение. Тогда не было принято, чтобы пели солдаты. Чехов разговаривал с одним солдатом. Тот рассказал, что если и поет, то всегда одно и то же: «Десять девок. Один я. Куда девки. Туда я. Девки в лес, и я за ними». Веселая песня, но пел он ее с такой скукой, что под звуки его голоса начинаешь тосковать по родине и чувствовать всю неприглядность сахалинской природы.

На Сахалине существовала местная литература. Первым сахалинским знакомым Чехова стал поэт, коллежский регистратор. Чехов скрыл его имя буквой Д. Теперь это известно – Эдуард Дучинский, почтовый чиновник, коллежский регистратор X класса, автор обличительного стихотворения «Сахалино». Оно начиналось так: «Скажи-ка, доктор, ведь недаром...». Дучинский часто бывал в доме, где жил Чехов. Они гуляли по окрестностям поста. Чехов в итоге написал: «Прогулки по Александровску и его окрестностям с почтовым чиновником оставили во мне приятное воспоминание» (1, с. 27).

Э. Дучинский рассказывал анекдоты и без конца читал стихи собственного сочинения. Он снимал комнату с пологом, ковром на стене, на котором были изображены всадник со стрелами и тигр. В длинные зимние ночи он писал повести.

Другим представителем литературного общества был Михаил Дмитриев, ссыльнокаторжный в Корсаковске, местный писарь. Он передал Чехову тетрадь с восьмью стихотворениями. Содержанием его стихов стали впечатления от сахалинской действительности: одиночество, отчаяние, жажда любви, добра, свободы. Названия следующие: «Отпетый», «Борец», «Скучно жить на чужбине далекой», «Иллюзия», «Песня сахалинцев», «На приезд Корфа». Стихи были технически неграмотны, но они обличали сахалинские порядки, нравы. А. П. Чехов привез их с Сахалина. Одно время в Александровске издавался рукописный журнал «Бутончик», который прекратил свое существование на седьмом номере.

О становлении книгопечатания на Сахалине в 1890 году также стало известно от А. П. Чехова.

Достоверный факт, что при полицейском управлении в Александровском посту работала типография, где Чехов напечатал бланки опросных листов для переписи населения. Видимо, здесь же и издавалась местная ежедневная газета. Чехов читал ее, проснувшись утром. В ней печатались генеральские приказы. Он не пишет о газете подробно, а только вскользь, не указывает и ее название. Американский путешественник Чарльз Хоуз, пребывавший в Александровске в 1901 году, в книге «На восточной окраине» написал, что в год его приезда в Александровске выходила официальная газета «Сахалинский Телеграф». Еще предстоит уточнить: возможно, так же называлась газета в период пребывания на острове А. П. Чехова. По печатным каталогам периодических изданий в фондах библиотек Сибири и Дальнего Востока такая газета отсутствует. Известный в начале XX века историк и библиограф 3. Н. Матвеев в своем библиографическом издании «Что читать о Дальне-восточной области» 1928 года описал книгу «Книжка лоцмана лимана р. Амура Сибирского флотского экипажа», которая была издана в Александровске-на-Сахалине в 1883 году и в момент составления библиографического справочника имелась во Владивостоке. На основании этого нельзя считать, что «Сахалинский календарь» 1895 года издания является первой книгой, изданной на Сахалине.

В книге «Остров Сахалин», по подсчетам В. М. Латышева, Чехов упоминает или подразумевает около 500 фамилий. Большая часть их относится к периоду каторги. Они чем-то были интересны Чехову. Часть их охарактеризована отрицательно. Но были среди них люди образованные, просвещенные в культурном отношении. Коммерсант К. X. Ландсберг играл на аристоне. Здесь жили знатоки и поклонники поэзии. Таковыми были начальник Корсковского округа И. И. Белый и Н. Н. Ярцев, смотритель поселений Южного Сахалина. «Бывало, как скучно станет в дороге, попросишь его прочесть что-нибудь, и он прочтет с чувством какое-нибудь длинное стихотворение, а то и два». Губернатор В. О. Кононович принял Чехова и беседовал с ним около часа. «Я не могу забыть о том удовольствии, какое доставляли мне беседы с ним».

Своеобразным культурным мероприятием для чиновничьего сословия острова были званые обеды, где они встречались, беседовали, сообщали друг другу новости. Таковы были приемы в японском консульстве. Консульский дом располагался в пади Кусун-Котан. Перевод названия пади не удалось найти в топонимических словарях С. Гальцева-Безюка, К. Браславца, Н. Вишневского, В. Переславцева, А. Рыжкова, Р. Тимергалиевой. Дом консула располагался на самом видном месте. Это был белый дом, на котором иногда развевался флаг – красный круг на белом фоне. Консул Г. Кудзе был посредником между японцами, приезжающими на остров для рыбного промысла, и местной администрацией. Для здешних чиновников японское консульство было своеобразным клубом, гостеприимным местом, где можно было забыться от тюрьмы и отдохнуть. В торжественные дни Кудзе со своими секретарями в парадной форме шел в пост Корсаковский к начальнику округа и поздравлял его с праздником. И. И. Белый ежегодно первого декабря со своими сослуживцами отправлялся в Кусун-Котан и поздравлял консула с днем рождения императора. В бытность Чехова на Сахалине японским чиновникам вручались ордена Анны и Станислава 3-й степени. К консулу в мундирах торжественно направились господин И. И. Белый, майор В. В. Шелькинг – начальник Корсаковской тюрьмы, С. А. Фельдман – секретарь полицейского управления. С ними пошел Чехов. Писатель наблюдал, как японцы были тронуты и орденами, и торжественностью поздравления. Секретарь Судзуки не скрывал своего восторга, оглядывал орден со всех сторон блестящими глазами, как ребенок игрушку. Потом подали шампанское. Этот акт состоялся 6 октября 1890 года. В ответ на прошедшую церемонию награждения японцы устроили пикник. На пикнике была сделана фотография его участников – сахалинских и японских чиновников и Чехова. Сделана, она по разысканиям Г. И. Ми- романова, инспектором сельского хозяйства А. А. Фон-Фрикеном в один из дней 7–9 октября и является одним из редких снимков Чехова на острове (два снимка: на одном Антон Павлович стоит с рюмкой в руке, на другом – сидит).

Таким образом, А. П. Чехов в 1890 году наблюдал только зачатки культурной жизни на острове. Каторжный Сахалин отставал в культурном развитии от других областей Приамурского края. Исследователь И. А. Цупенкова отмечает: «Духовная жизнь Сахалина периода каторги – тема мало изученная». В 1897 году на Сахалин приедет журналист В. М. Дорошевич. Он отметит, что в жизни на острове произошли некоторые перемены. Появился каторжный театр, был издан «Сахалинский календарь», увеличилось число школ. Официально отмечено появление первых публичных библиотек. Но это свершилось уже после А. П. Чехова.

Литература: 

  1. Чехов, А. П. Остров Сахалин (из путевых записок) /А. П. Чехов. – Южно-Сахалинск: Сахалин. книж. изд-во, 2005. – 339 с.
  2. «Быть может пригодятся и мои цифры...»: материалы сахалин, переписи А. П. Чехова. 1890 г. – Южно-Сахалинск; Владивосток: Дальпресс, 2005. – 599 с.
  3. Высоков, М. С. Комментарий к книге А. П. Чехова «Остров Сахалин» / М. С. Высоков. – Владивосток – Южно- Сахалинск, 2010. – 848 с.
  4. Ищенко, М. И. Русские старожилы Сахалина: вторая половина XIX – начало XX в. / М. И. Ищенко. – Южно-Сахалинск, 2007. – 359 с.
  5. Латышев, В. М. Доктор медицины П. И. Супруненко /В. М. Латышев // XI Чеховские чтения. – Южно-Сахалинск, 2008. – С. 25–34.
  6. Мироманов, Г. И. Редкий снимок / Г. И. Мироманов // Советский Сахалин. – 1981. – 17 окт.
  7. Цупенкова, И. А. К вопросу об истории зарождения художественной культуры на Сахалине в конце XIX–начале XX века / И. А. Цупенкова // Краевед, бюллетень. – 2003. – № 1. – С. 124–138.

XIV Чеховские чтения. Имя А. П. Чехова в русском и зарубежном культурно-историческом пространстве, 28 января 2011 года : сборник научных статей / ГБУК «Литературно-художественный музей книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» ; [сост. И. А. Костанова]. - Южно-Сахалинск : Изд-во СахГУ, 2011. – С. 91–97.