Т. В. Чикова

Топонимы в книге А. П. Чехова «Остров Сахалин»

По жанру произведение А. П. Чехова «Остров Сахалин» – путешествие. Форму он определил сам – «Из путевых записок». Автору пришлось преодолеть долгий и трудный путь, на который ушло много времени (с 21 апреля до 9 декабря 1890 года).

Для обозначения неразрывной связи времени и пространства, воплощенной в литературном произведении, лингвисты используют термин континуум, различая географическое пространство, психологическое и социальное. В данном случае географическое пространство – это конкретное место, своеобразно обжитая среда, пространственные координаты которой заданы заглавием – «Остров Сахалин». Точная пространственная адресация облегчает восприятие текста читателем, подготавливает его к информации определенного рода.

Топоним Сахалин содержит не только информацию об определенном пространстве, но и представляет собой свернутый текст, в котором заключены исторические знания: открытие Г. И. Невельского и сведения о сахалинской каторге. А. П. Чехов сознательно, уже заглавием, создает ассоциативный пространственно-временной континуум. Топонимы, являясь словами – языковыми единицами, выполняющими текстообразующую функцию, в то же время связаны с географическим пространством и с историей, являясь носителями информации об определенных исторических событиях.

Дорога – это тип художественного пространства, «... универсальная форма организации пространства, в соответствии с которой строится литературно-художественное произведение» (1). А. П. Чехов был в дороге до Сахалина 80 дней, путешествие проходило следующим образом: из Москвы до Ярославля ехал по железной дороге; из Ярославля до Перми плыл на пароходе; из Перми до Тюмени ехал по железной дороге, останавливаясь в Екатеринбурге; из Тюмени до Байкала ехал на лошадях, останавливаясь в Красноярске и Иркутске; переправившись на пароходе через Байкал, на лошадях добрался до Сретенска; из Сретенска плыл на пароходе уже по Амуру до Николаевска, из которого на пароходе, переправившись через Татарский пролив, добрался наконец до Александровского поста (2). Впечатления о многих сибирских городах он изложил в очерках «Из Сибири». 10 июля 1890 года писатель ступил на сахалинскую землю.

Без учета сорока пяти совсем небольших нивхских, айнских и орокских поселений на чеховской сахалинской карте было представлено 65 населенных пунктов. До некоторых из них А. П. Чехов не мог добраться из-за бездорожья, но он познакомил читателя с названиями поселков и помог представить их расположение на острове: «По западному побережью, выше устья Аркая, имеются шесть незначительных селений. Я не был ни в одном из них и относящиеся к ним цифры взяты мною из подворной описи и исповедной книги». Ниже по тексту перечисляются эти селения: Мгачи, Танги, Хоэ, Трамбаус, Виахту. В другом месте автор вспоминает: «В Бутакове я не был». На юге Тымовского округа Чехов доезжал до Палево: «Еще южнее, по линии проектируемого тракта есть селение Вальзы... Посланы три семьи еще южнее для основания Лонгари».

10 сентября 1890 года на пароходе «Байкал» Антон Павлович выехал из Александровского поста на юг, в пост Корсаковский, в книге дано описание встретившегося по пути селения Маука (ныне город Холмск). В описании этого селения нет деталей, которые приводил автор, когда рассказывал о том, что видел сам. В Корсаковском округе не был и в таких селениях, стоящих в стороне от тракта, как Лютога (ныне город Анива), Ближнее, Дальнее, Серороко, Чиписан (или Чибисани), Селютору, и в упраздненных военных постах – Муравьевском, Кусунае, а также Барановском и Тихменевском (ныне Поронайск). Таким образом, из 65 русских селений, обозначенных на карте Сахалина 1890 года, Антон Павлович описал или упомянул 54 и лично посетил 39 из них, в том числе – на Северном Сахалине: Александровск и его окрестности, включая маяк на мысе Жонкьер, Михайловку (прежнее название – Ново-Михайловка), Красный Яр, Арково-берег, Арково – село и рудник (у Чехова названы Арково первое, Арково второе, Арково третье, Арково-кордон), Дуэ и его окрестности (включая бывшую Воеводскую тюрьму), Верхний Армудан, Нижний Армудан, Тымовское (Дербинское), Воскресенское, Усково, Кировское (Рыковское), Палево, Мало-Тымово, Белое (Андрее-Ивановское).

На Южном Сахалине писатель посетил: город Корсаков (прежнее название пост Корсаковский и Поро-ан-Томари), Первую Падь, Вторую Падь, Третью Падь, Соловьевку, Дачное (Голый мыс), Мицулевку (Мицулька), Лиственничное, Христофоровку, Хомутово (Хомутовка), Большую Елань, город Южно-Сахалинск (Владимировка или Черная речка), Луговое (Лужки), Ново-Александровск (Поповские Юрты или Ново-Александровка, или Варшава), Березняки (Березники), Старорусское (Кресты), Такое (Большое и Малое Такое), город Долинск (Галкино-Враское, или Сиянцы), Стародубское (Дубки) и Усть-Долинку (бывший русский военный пост Найбучи) (3).

У Чехова сохранены названия разных топонимических пластов Сахалина. Самый древний, нижний пласт географической номенклатуры, относится к жизни коренных жителей Сахалина и Курил: айнов, нивхов, эвенков и ороков. Поверх этого пласта – русские наименования. Японские наименования возникли на Курилах во второй половине XIX века, а на Южном Сахалине после 1905 года – и у писателя не встречаются (4).

13 октября 1890 года А. П. Чехов закончил свою поездку по Сахалину и отправился в обратный путь. Через Японское море, Владивосток, где был пять суток, получил заграничный паспорт, досконально изучил подшивки газеты «Владивосток», выписывая все, что касалось Сахалина – и это нашло отражение в его книге, представлено в авторских сносках. Через Индийский океан, остров Цейлон, Суэцкий канал и Черное море прибыл в Одессу, а 9 декабря 1890 года возвратился в Москву.

Писатель работал над книгой «Остров Сахалин» несколько лет. Только летом 1895 года это произведение увидело свет в виде отдельного издания. Так как это путевые записки, то определяться на местности предпочел с помощью топонимов. В данной статье рассматривается топонимический материал, представленный в этом произведении с учетом того, что: «… топонимы выполняют текстообразующую, моделирующую функцию» (5).

В книге, по нашим подсчетам, 1676 словоупотреблений различного рода топонимов. Первая тысяча приходится на первые главы произведения. Самыми редкими в тексте являются оронимы (названия гор и долин), так как оронимия нашла полное отражение на картах Сахалина только в 1950-1960-е годы. У Чехова оронимы немногочисленны: они должны были быть или очень известными ориентирами, или чем-то поразить писателя.

Например:

В шестъ часов были в самом узком месте пролива, между мысами Погоби и Лазарева, и очень близко видели оба берега, в восемь проходили мимо Шапки Невельского так называется гора с бугром на вершине, похожим на шапку (6).

Когда из Александровска едешь в Ново-Михайловку, то на переднем плане возвышается хребет, загораживая собой горизонт, и та его частъ, которая видна отсюда, называется Пилингой. С высоты этой Пилинги открывается роскошная панорама, с одной стороны на долину Души и моря, а с другой на широкую равнину, которая на протяжении более чем 200 верст к северо-востоку орошается Тымъю и ее притоками. Эта равнина во много раз больше и интереснее Александровской... Если бы не горы, равнина была бы тундрою, холоднее и безнадежнее, чем около Виахту (С. 98-99).

В природных хоронимах-оронимах используются в качестве географических терминов апеллятивы: долина, равнина, падь, расщелина, яма и канава.

Например:

...приходится держатъ более 700 каторжных, их семьи, солдат и служащих в таких ужасных ямах, как Воеводская и Дуйская пади... (С. 93). Верстах в семи берег обрывается расщелиной. Это воеводская падь; здесь одиноко стоит страшная Воеводская тюрьма (С. 86).

[В Дуэ] Большинство хозяев каторжные. Что побуждает администрацию сажать на участки их и их семьи здесь, в расщелине, а не в другом месте, не знаю (С. 87).

Там, где короткая улица кончается, поперек ее стоит серая деревянная церковь, которая загораживает от зрителя неофициальную частъ порта; тут расщелина двоится в виде буквы игрек, посылая. от себя канавы направо и налево. В левой находится слободка..., а в правой всякие тюремные постройки и слободка без названия (С. 87).

Среди хоронимов, используемых А. П. Чеховым, есть природные и административные; некоторые из природных сформировались в документах каторги и по линии распространения, охвата районов каторгой.

Например:

...Северный Сахалин (природный) делится на два округа: Александровский и Тымовский (административные) (С. 26).

Самый частотный природный хороним в книге – Сибирь, который может фигурировать рядом с административными.

Например:

Крестьянин из ссыльных может оставитъ Сахалин и водвориться, где пожелает по всей Сибири, кроме областей Семиреченской, Акмолинской и Семипалатинской... (С. 178).

Большую частотность имеет и административный хороним – Россия.

Например:

Известно, что южная третъ Сахалина принадлежит безусловно России... (С. 165).

Комонимы (собственные имена сельских поселений) часто снабжаются сносками, историческими справками, объясняющими происхождения названий.

Например:

За Александровском, вверх по течению Души, следует селение Корсаковское. Основано оно в 1881 году и названо так в честь М. С. Корсакова, бывшего генерал-губернатора Восточной Сибири. Интересно, что на Сахалине дают названия селениям в честь сибирских губернаторов, смотрителей тюрем и даже фельдшеров, но совершенно забывают об исследователях, как Невельской, моряк Корсаков, Бошняк, Поляков и многие другие, память которых, полагаю, заслуживает большего уважения и внимания, чем какого-нибудь смотрителя Дербина, убитого за жестокость.

И в сноске:

Для ссыльной колонии до настоящего времени больше всех сделали, в смысле ее созидания и ответственности за нее, два человека: М. С. Мигель и М. Н. Галкин-Враской. В честь первого названо маленькое селение из десяти дворов, бедное и недолговечное, а в честь второго селение, которое уже имело старое и прочное местное название Сиянцы, так что только на бумагах, да и то не на всех, оно называется Галкино-Враское. Между тем имя М. С. Корсакова носят на Сахалине селения, и большой пост не за какие- либо особенные заслуги или жертвы, а только потому, что он был генерал-губернатором и мог нагнать страху (С. 69-70).

Не обошел вниманием А. П. Чехов и местные названия селений и другие официальные названия селений, рек, слободок, постов.

Например:

Дальше вверх по Дуйке следует селение Ново-Михайловское, основанное в 1872 году и названное так потому, что Мигеля звали Михаилом. У многих авторов оно называется Верхним Урочищем, а у здешних поселенцев Пашней (С. 76).

Река Дуйка, или, как ее иначе называют Александровка, в 1881 г., когда ее исследовал зоолог Поляков, в своем нижнем течении имела до десяти саженей в ширину (С. 44).

Александровский пост, или, короче Александровск, представляет из себя небольшой благообразный городок сибирского типа (С. 28).

[Дуэ] Это пост; население называет его портом. Основан он в 1857 году, название же его Дуэ или Дуи существовало раньше и относилось вообще к той части берега, где находятся теперь дуйские копи (С. 15).

В книге широко используются гидронимы: потамонимы – названия рек, лимнонимы – озер, океанонимы – океанов, пелагонимы – названия морей, бухт, заливов и проливов. Для А. П. Чехова это основные ориентиры на острове и на подходе к нему.

Амур здесь [В Николаевске] очень широк, до моря осталось только 27 верст... (С. 93).

Во втором часу вошли в бухту Де-Кастри (С. 24).

[Населенный пункт Дуэ] в узкой долине, где он расположен, протекает мелкая речка Хойн- джи (С. 86).

Тымъ впадает в Ныйскийзалив, или Тро,-маленькая водная пустыня, служащий преддверием в Охотское море, или, что все равно, в Тихий океан (С. 101).

Автор книги считает очень важным моментом – на какой реке находится населенный пункт.

Например:

Галкино-Враское, или Сиянцы при впадении Такое в Найбу, местоположение красивое, но очень неудобное. Весной и осенью, да и летом в дождливую погоду, Найба, капризная, разливается... Сильное течение запирает вход для Такое, и эта тоже выходит из берегов. Галкино-Враское представляет из себя тогда Венецию и ездят по нем на айнских лодках... (С. 154).

Чтобы кончить с обзором селений Тымовского округа, мне остается еще упомянутъ только о двух селениях: Мало-Тымове и Андрее-Ивановском. Оба они расположены на реке Малой Тыми, берущей начало около Пиленги и впадающей в Тымъ около Дербинского (С. 116).

Среди инсулонимов (названия островов, мысов, полуостровов) преобладают словоупотребления топонима Сахалин.

Например:

Сахалин ... имеет форму удлиненную с севера на юг, и фигурою, по мнению одного из авторов, напоминает стерлядь... Длина острова 900 верст, наибольшая его ширина равняется 125 и наименьшая 25 верстам. Он вдвое больше Греции и в полтора раза больше Дании (С. 25).

Летом 1890 года, в бытность мою на Сахалине, при Александровской тюрьме числилось более 2000 каторжных (С. 59).

Названия мысов и полуостровов встречаются реже:

После обеда, часов в шестъ, мы были уже у мыса Пронге ..(С. 18).

Чтобы не сесть на мелъ, г. Л. (капитан) не решился плыть ночью, и после захода солнца мы бросили якорь у мыса Джаоре (С. 22).

Используются А. П. Чеховым в его книге и годонимы (названия линейных объектов в городе, например, проспекта или улицы), во-первых, для сравнения:

Тут (в Рыковском) улицы не называются по-сибирски слободками, как в Александровске, а улицами, и большинство их сохраняют названия, данные им самими поселенцами. Есть улица Сизовская, названная так потому, что на краю стоит изба поселки Сизовой, есть улица Хребтовая, Малороссийская (С. 111).

И, во-вторых, представлены в ностальгических воспоминаниях ссыльнокаторжных:

Один бывший московский купец, торговавший когда-то на Тверской-Ямской, сказал мне со вздохом: «... я бы все отдал, жизнь бы свою отдал, чтобы только взглянутъ не на Россию, не на Москву, а хоть бы на одну только Тверскую» (С. 107).

Тоска по родине (материковских городах, уездах, губерниях) проходит через воспоминания крестьян из ссыльных и пришедших на Сахалин за отцом или матерью, таких, как хозяйка квартиры в Александровской слободке:

- Заехали в эту пропасть!.. Теперь у нас в Тамбовской губернии, чай, жнут,... а тут глаза бы мои не глядели (С. 29).

Материковские топонимы часто использует сам автор в рассуждениях – сравнениях о погоде (климате) и количестве каторжан по губерниям.

Например:

Зима в Александровском округе суровее, чем в Архангельске, весна и лето как в Финляндии, и осень как в Петербурге, средняя годовая температура, как в Соловецких островах, где она тоже равна нулю (С. 74).

Для сравнения я возьму средние месячные температуры Александровского округа и Череповецкого уезда Новгородской губернии, где «суровый, сырой, непостоянный и неблагоприятный для здоровья климат» (С. 73).

На вопрос: «Какой губернии?» мне ответили 5791 человек: Тамбовская дала 260, Самарская 230, Черниговская 201, Киевская 201, Полтавская 199... Эти цифры могут дать лишь приблизительное понятие о составе населения по месту рождения, но едва ли кто решится выводитъ из та заключения, что тамбовская губерния самая преступная, и малороссы, которых, кстати сказать, очень много на Сахалине, преступнее русских (С. 183).

Итак, в книге А. П. Чехова «Остров Сахалин (из путевых записок)» широко представлен разнородный топонимический материал: хоронимы (природные и административные), астионимы, комонимы, в большом количестве гидронимы и инсулонимы.

С помощью топонимов автор, ориентируясь на местности, ведет за собой читателя от устья Амура до юга Сахалина. Из 1676 словоупотреблений различного рода топонимов на первые 14 глав приходится их больше тысячи – разворачивается авторская пространственная ориентация читателей по острову.

Самыми редкими являются оронимы, самыми многочисленными – гидронимы, так как реки в условиях бездорожья, слабой изученности и освоенности местности в период каторги, были основными ориентирами.

Поездка Антона Павловича Чехова на Сахалин явилась событием не только личного, но и социального значения – возбудила в обществе интерес к Сахалину и сахалинской каторге. Эта поездка выдвигалась писателем как гражданская цель, личный путь ответственного человека, обязанного привлечь к Сахалину, на который ссылают тысячи людей, внимание общества.

 

Использованная литература: 

  1. Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного текста / Л. Г. Бабенко, Ю. В. Казарин. – Москва : Флинта : Наука, 2003. – С. 107.
  2. Крушанов А. И. А. П. Чехов и его поездка на Сахалин / А. И. Крушанов, А. Н. Рыжков // Чехов А. П. Остров Сахалин : (из путевых записок). – Южно-Сахалинск: Дальневосточ. кн. изд-во, Сахалин. отд-ние, 1980. – С. 7.
  3. Там же. – С. 9–10.
  4. Там же. – С. 13.
  5. Бабенко Л. Г. Лингвистический анализ художественного текста / Л. Г. Бабенко, Ю. В. Казарин. – Москва: Флинта : Наука, 2003. – С. 108.
  6. Чехов А. П. «Остров Сахалин» : (из путевых записок) / А. И. Чехов. – Южно-Сахалинск : Дальневосточ. кн. изд-во, Сахалин. отд-ние, 1980. – С. 23. Здесь и далее цитаты приводятся по этому изданию с указанием страницы. Курсив, кроме оговариваемых случаев, везде наш.

Филологический журнал : межвузов. сб. науч. ст. / Сахалин. гос. ун-т; сост. Г. Д. Ушакова. – Южно-Сахалинск : Изд-во СахГУ, 2012. – Вып. 19. - С. 215–218.