В. А. Малышева 

Под впечатлением «Чайки» А. П. Чехова 

Оригинальное заглавие стихотворения – «Под впечатлением «Чайки» Чехова» – впервые появилось в авторском сборнике Е. А. Буланиной «Раздумье» (Москва, 1901). Часть стихотворения была положена на музыку несколькими композиторами, наиболее известен романс на музыку Е. Жураковского, который был в свое время настолько популярен, что входил даже в репертуар известной певицы Надежды Плевицкой (1884-1941). Романс в ее исполнении был записан в Москве на пластинку фирмой «Пате» в 1908 году.

Однако, несмотря на то, что и стихотворение, и романс были широко известны в свое время, авторство стихов очень скоро забылось. Так, в сборнике «Уноси мое сердце в звенящую даль...: Русские романсы и песни с нотами» (составитель А. Колесникова), вышедшем в 1996 году, указано: музыка Е. Жураковского, слова неизвестного автора. А в сборнике «Очи черные: Старинный русский романс» московского издательства «Эксмо», вышедшем в 2004 году, подпись: слова и музыка Е. Жураковского.

О популярности романса можно судить по тому, что его мелодия послужила основой для популярных песен. Так, в первую мировую войну возникло переложение «Вот вспыхнуло утро, и выстрел раздался...», о прапорщике, павшем за знамя, а в гражданскую войну – для песен сибирских партизан «Гудок паровоза» (1918) и «На смерть Погодаева» (Вот вспыхнуло утро, мы Сретенск заняли... 1920). Отсюда можно сделать вывод, что романс был популярен во всех слоях народа.

Отзвуки популярности «Чайки» Е. Буланиной находим в обэриутской драме Д. Хармса «Елизавета Бам», где один из персонажей – «Мамаша» – поет под музыку: «Вот вспыхнуло утро, румянятся воды, Над озером быстрая чайка летит» (именно с этих строк стихотворения начинается романс). Пародийное использование известного текста основывается на том, что к концу 1920-х годов этот романс воспринимался уже как историко-культурный знак, указывающий не столько на Чехова, сколько на идеалы «чеховской» эпохи. «Кусок» (термин Д. Хармса) абсурдистской пьесы с включенными стихами Е. Буланиной (для Хармса и для читателей – стихами анонимными, «народными») назван автором «нелепо-комическим – наивным».

В известном смысле этот романс повлиял и на кинематограф. Так, первой ролью популярной в свое время киноактрисы Орловой Веры Георгиевны (1894–1977) была главная роль крестьянской девушки в фильме «Чайка». В краткой биографической справке прямо указывается, что фильм был поставлен «по модному романсу тех лет «Вот вспыхнуло утро, над озером чайка летит». Легко заметить отступление от текста Буланиной (пропущено слово «быстрая»), но, по всей видимости, это либо еще один из вариантов текста, либо не совсем точное цитирование. Тем не менее мы находим подтверждение тому, что романс был модным, а значит, широко известным.

Кто же эта Буланина, стихи которой легли в основу столь популярного, дошедшего до наших дней произведения? Елена Алексеевна Буланина, представительница старинного дворянского рода, родилась в 1866 году в Москве, в семье юриста. С детства жила в атмосфере литературных и музыкальных интересов: сестра ее матери была замужем за композитором А.П. Бородиным. После гимназии слушала курс лекций в Сорбонне (романо-германское отделение). По возвращении вместе с семьей переехала в провинциальную Самару, где прожила в общей сложности десять лет (1896–1906). Переезд Буланиной из Москвы в Самару был связан с переводом в провинцию ее отца, коллежского советника Алексея Сергее­вича Протопопова, занимавшего в Самаре должность производителя работ по устройству казенных оброчных статей. Здесь же служил ее дядя, надворный советник Сергей Сергеевич Протопопов, участковый надзиратель по акцизу с сахара (позже был переведен из Самары в Бузулук).

В Самаре Буланина поступила учительницей в гимназию А.С. Межак-Хованской, где прослужила до самого своего отъезда из Самары в Москву в 1906 году. К этому времени отец Буланиной скончался, и они с матерью принимают решение вернуться в родные места.

По возвращении в Москву Буланина продолжила преподавательскую деятельность, поступив на службу в гимназию М.Ф.Калайдович, затем – Ю. К. Деконской.

И живя в Самаре, и живя в Москве, Елена Алексеевна активно сотрудничала в провинциальных и столичных журналах, переводила О. Уальда. В советское время служила в книгоиздательстве «Никитинские субботники», работала над мемуарами.

И все-таки исследователи ее творчества считают, что именно на годы, проведенные Еленой Алексеевной в Самаре, приходится формирование ее мировоззрения, художественного почерка и пик ее скромной поэтической славы, совпавший с выходом в 1901 году уже упомянутого единственного сборника стихотворений «Раздумье». В него вошли более ста произведений, многие из которых были написаны в провинции. Именно живя в Самаре, Буланина познакомилась со многими людьми, которые помогли развиться ее художественным склонностям. В редакции «Самарской газеты» она встречалась, среди прочих, с Н. Е. Гариным-Михайловским, автором известной тетралогии «Детство Темы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры», который находился в центре высшего общества Самары; A. JI. Бостром, писательницей, автором 10 книг прозы для взрослых, детей и юношества, романа «Неугомонное сердце», матерью писателя Алексея Толстого. В 1895–1896 гг. сотрудником газеты был А. М. Пешков (Горький), здесь он начинал свою писательскую деятельность: вел обзор печати и регулярно публиковал фельетоны за подписью «Иегудиил Хламида» на самые различные темы: о торговле хлебом, эксплуатации детского труда, о читательских вкусах самарской публики. Здесь им написано около 100 фельетонов, свыше 40 рассказов, очерков и набросков; на страницах «Самарской газеты» впервые были опубликованы поэма «Песня о Соколе» и цикл рассказов «Старуха Изергиль». Кроме того, именно в этот период М. Горький начинает серьезно интересоваться театральными проблемами, публикует театральные рецензии. На самарской сцене впервые появляются в 1901 году персонажи Горького-писателя (инсценировка повести «Фома Гордеев»), через два года – пьесы «На дне» и «Мещане». Так началась галерея горьковских спектаклей. О степени его влияния на поэтессу говорит тот факт, что в 1930-х годах Буланина писала о Горьком как о человеке, сыгравшем исключительную роль в ее жизни и творчестве. Есть воспоминания Е. Буланиной и в сборнике «Максим Горький и Самара» (Куйбышевское книжное издательство, 1968), из них становится известно, что впервые на Горького обратил внимание Елены Алексеевны ее отец. Вот как она пишет об этом: «Было яркое летнее утро. В окно веяло жгучим степным ветром. Знойная дымка висела над Волгой и Жигулями. Вся наша семья сидела за утренним чаем вокруг стола. Отец с газетой в руках обратился ко мне с радостным восклицанием: «Посмотри, посмотри! У нас в газете новый сотрудник. Что за образы! Что за язык! Сколько жизненной правды! Вот увидишь – он будет большим писателем!». Отец читал в первый раз напечатанное в газете произведение Максима Горького «На соли». Первое мое знакомство с Алексеем Максимовичем произошло в редакции. Его высокая фигура, умное, энергичное лицо произвели на меня сильное впечатление». В этом же издании опубликована фотография, на которой среди группы сотрудников редакции сидят Е. Буланина и М. Горький. Судя по снимку, она была достаточно интересной внешне женщиной.

Живя в Самаре, Буланина часто бывала в Москве, где посещала литературные кружки и салоны и сотрудничала с популярными изданиями, общаясь с известными столичными литераторами, учившими ее мастерству новых художественных форм. В.Г. Гиляровский упоминает имя поэтессы среди авторов газеты «Курьер» и журнала «Детское чтение», где она встречалась с известными писателями и поэтами того времени. Другие источники называют также «Русское слово» и «Семью». Здесь же есть ссылка на статью о ней в издании: Русские писатели. 1800-1917: Биографический словарь. Т.1. М., 1989. В из­дательстве «Большая Российская энциклопедия» НВП «Фианит», этот словарь был издан в 1992 году. Здесь сведения об Е.А. Буланиной более подробны, так, дополнительно к уже известным периодическим изданиям, с которыми она сотрудничала, называются и другие, среди них: «Книжки «Недели», «Народное благо», «Юная Россия», альманах «Сполохи». Сообщается, что в 1912 году в переложении Е. Буланиной вышел сборник «Сказки, легенды и песни Кавказа».

В гораздо большей степени, чем ее литературное окружение, на выбор тем и на общий дидактический тон лирики Е.А. Буланиной повлияли ее многолетняя педагогическая практика, стремление воспитать учеников в лучших традициях демократической интеллигенции 1880-х годов. По мнению исследователей ее творчества, многословные, резонерские и с формальной стороны ничем не примечательные произведения Буланиной тем не менее находили своего сочувствующего читателя. В интернете удалось найти интересную статью М.А. Перепелкина из Самары «Эхо Роландова Рога» (от Е. Буланиной к М. Цветаевой). В этой статье сравниваются стихотворение Е. Буланиной «Призыв» и стихотворение М. Цветаевой «Роландов Рог», основой своей имеющие французский эпос. Речь не столько о степени таланта, сколько о мере драматизма, отличающей две поэтические зарисовки. Буланина скорее сделала мелодраматическую зарисовку из «сутолоки провинциальной жизни» (так назовет ненавистный буланинской героине мещанский мир Н. Г. Гарин-Михайловский). Марина Цветаева на том же материале написала одно из самых трагических своих стихотворений.

Из книги Е. Киселевой «Рассказы о дяде Гиляе» (М.: Мол. гвардия, 1983) узнаем, что В. Гиляровский, бывая в Самаре, как бы ни был занят, всегда успевал навестить поэтессу Елену Буланину. Познакомился с ней дядя Гиляй в редакции «Самарской газеты». Небольшой, но уютный дом Елены Алексеевны стоял почти у самой Волги и никогда не пустовал: у Буланиной собирались самарцы, кто знал и любил литературу, музыку... Дядя Гиляй любил встречи с Буланиной, человеком живого интереса к искусству – не раз читал у нее на вечерах стихи о Волге и поэму «Стенька Разин».

К сожалению, пока не удалось найти никаких свидетельств о том, знал ли А.П. Чехов о романсе, написанном под впечатлением его пьесы «Чайка». По-видимому, не мог не знать, так как «дядя Гиляй», или В. Г. Гиляровский, любил бывать и у А. П. Чехова и оставил о нем тоже воспоминания. Но мы должны быть благодарны той, кто оставил свидетельство влияния творчества Антона Павловича на своих современников.

Мы должны быть благодарны также и нашей современнице, преподавателю Сахалинского колледжа искусств Елчиной Галине Евгеньевне, которая любезно согласилась разучить и спеть этот романс. Теперь, благодаря магнитофонной записи, участники наших чтений могут слышать его в ее исполнении самыми первыми в Сахалинской области.

 

Под впечатлением «Чайки» Чехова

Елена Буланина

Заря чуть алеет. Как будто спросонка

Все вздрогнули ивы над светлой водой.

Душистое утро, как сердце ребенка,

Невинно и чисто омыто росой.

А озеро будто, сияя, проснулось

И струйками будит кувшинки цветы.

Кувшинка, проснувшись, лучам улыбнулась,

Расправила венчик, раскрыла листы...

Вот вспыхнуло утро*. Румянятся воды.

Над озером быстрая чайка летит:

Ей много простора, ей много свободы,

Луч солнца у чайки крыло серебрит...

Но что это? Выстрел... Нет чайки прелестной:

Она, трепеща, умерла в камышах.

Шутя ее ранил охотник безвестный,

Не глядя на жертву, он скрылся в горах.

...И девушка чудная чайкой прелестной

Над озером светлым спокойно жила.

Но в душу вошел к ней чужой, неизвестный, -

Ему она сердце и жизнь отдала.

Как чайке охотник, шутя и играя,

Он юное, чистое сердце разбил.

Навеки убита вся жизнь молодая:

Нет веры, нет счастья, нет сил! 

*С этих слов начинается текст романса.

 

Чеховские чтения, 29 января 2007 г. : ориентиры сахалинского чеховедения в панораме XXI в. : (к 60-летию образования Сахалинской области) / Управление культуры и туризма администрации г. Южно-Сахалинска, Литературно-художественный музей книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» ; [сост. И. А. Цупенкова]. – Южно-Сахалинск : Изд-во СахГУ, 2007. –  С. 90-96.