Л. Ф. Совбан

Сахалинские исследователи творчества
А. П. Чехова 

В 1998 году, на самых первых Чеховских чтениях, я выступала с темой «Сахалинские исследователи творчества А. П. Чехова». Но эта тема, как говорил сахалинский поэт, писатель и чеховед М. П. Финнов, поистине неисчерпаема. Многие имена остались даже не упомянутыми за недостатком времени. Этот пробел постараюсь частично восполнить в новом обзоре работ наших ученых. Ранее уже кратко обозревались работы М. В. Теплинского, А. Н. Рыжкова, Миромановых, В. М. Латышева, М. И. Ищенко, В. Г. Крыжиной, Ю. Д. Проклова и других.

Как уже говорилось, все исследования можно разделить по таким темам, как «История Сахалина в очерке А. П. Чехова «Остров Сахалин», «Лингвистические аспекты исследования творчества А. П. Чехова», «Литературоведческие...» и «Культурологические аспекты исследования творчества А. П. Чехова».

Сотрудник Сахалинского областного краеведческого музея (СОКМ) И. А. Самарин в работе «Красный глаз каторги: сахалинские маяки глазами А. П. Чехова» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 68–71) дает описание и частично историю сахалинских маяков: Жонкиерского, который описал Чехов, маяка на мысе Крильон, о котором Чехов часто упоминал, Корсаковского маяка, о котором Чехов почему-то не написал ни строчки, хотя не мог не видеть его во время своего путешествия по югу Сахалина.

Другой сотрудник СОКМ К. Я. Черпакова в материале «Листая старые страницы...» (Краевед. бюл. – 1990. – № 3. – С. 50–56) дает обзор периодических изданий из собрания музея, в которых опубликованы произведения А. П. Чехова или критические очерки о творчестве писателя. Это журналы «Нива», «Мир божий», «Вестник Европы», «Вестник и библиотека самообразования», «Журнал для всех» и другие. В них интересны публикации дискуссий по поводу рассказа «Ионыч», рецензии на рассказ «Дама с собачкой», критический материал В. Альбова «Два момента в развитии творчества А. П. Чехова» и многое другое.

Преподаватель СахГУ Г. Н. Кудрявцева в своем труде «За строкой примечаний. Сахалинское путешествие А. Н. Краснова» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 218–224) говорит, что Чехов был знаком с главами книги ботаника и географа А. Н. Краснова «По островам далекого Востока». Эти главы в 1893 году печатались в № 8, 9 «Книжек недели» под названием «На острове изгнания». В окончательном варианте Чехов в книге «Остров Сахалин» обращается к сахалинским очеркам Краснова, но не указывает его фамилии и саму работу, заменив в примечаниях эти указания словами «один автор», «некоторые авторы». А. Н. Краснов был на Сахалине через два года после Чехова, однако его очерки вышли в печати раньше, чем книга «Остров Сахалин». Для изучения истории и природы Сахалина тех лет очерки Краснова являются прекрасным дополнением для историков и ученых-естественников. Г. Н. Кудрявцева подробно комментирует главы книги А. Н. Краснова «По островам далекого Востока» и проводит интересные параллели с книгой А. П. Чехова «Остров Сахалин».

В своем докладе на Чеховских чтениях 2000 года «Восемь лет на Сахалине» И. Г. Миролюбова как комментарий к книге А. П. Чехова «Остров Сахалин» (Чеховские чтения : книга «Остров Сахалин» и ее значение в науке и мировой культуре : (к 105-летию выхода первого издания книги). – Южно-Сахалинск, 2000. – С. 23–25) Г. Н. Кудрявцева отметила, что книги Чехова «Остров Сахалин» и Миролюбова «Восемь лет на Сахалине» не противоречат одна другой, интересны в сопоставлении, что их различие объясняется жанром: у Чехова – научное исследование, требовавшее обобщения и типизации увиденного, у Миролюбова-Ювачева – увлекательное изложение, где все события пропущены через душу самого автора, о котором поэт Максимилиан Волошин писал в письме матери: «Он какой-то совсем удивительный человек – примиренный, ровный – в типе Достоевского, и религиозный». Галина Никаноровна делает вывод, что подход к книге И. Г. Миролюбова «Восемь лет на Сахалине» как к комментарию к книге «Остров Сахалин» А. П. Чехова правомерен, что это сравнительное исследование должно быть продолжено.

Кандидат филологических наук Т. Е. Шумилова, автор материалов «Чеховские традиции в современной советской литературе» (Читая «Остров Сахалин»...: Докл. и сообщ. участников историко-краевед. конф. 18–19 мая 1990 г. Южно-Сахалинск, 1990. – Ч. 1. – С. 117–123; «Будь неуклюж и дерзок: К вопросу о чеховских традициях в русской литературе XX века» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 234–240), отмечает, что влияние Чехова на современного писателя огромно, что творчество А. Битова, Ю. Трифонова, Ю. Казакова, Г. Семенова и многих других писателей несет в себе отсвет чеховского таланта. Татьяна Евгеньевна останавливается на том, что сближает В. Тендрякова с Чеховым как автором «Острова Сахалин». В очерке Чехова художественный анализ действительности соседствует с документом, подлинным фактом, статистическими данными. Подобный сплав художественности и публицистич­ности мы наблюдаем в произведениях В. Тендрякова (рассказы «Ночь после выпуска», «Расплата», «Шестьдесят свечей»).

Подчеркивает Т. Е. Шумилова схожесть мотивов у А. П. Чехова и В. Тендрякова в выборе героя своих произведений. Созвучен и мотив поисков Чеховым и Тендряковым такой формы, которая могла бы точнее выразить личную, гражданскую заинтересованность посетителя в том, что происходит в его стране, в обществе. Для Чехова Сахалин не только остров страданий сосланных на него каторжан, но и символ страданий человеческих вообще. В. Тендрякова волновали судьбы его современников, о которых Ю. Даниэль сказал: «Нет никакой разницы: мы в тюрьме или тюрьма в нас! Все мы заключенные». Чехов и Тендряков выступали за подлинную свободу человека, свободу духа. И Чехов, и Тендряков боялись сфальшивить в попытке быть назидательными, отсюда открытые финалы их произведений. В. Тендряков размышляет вместе с героем, философствует вместе с ним и активно привлекает к этому процессу читателя, в чем угадывается чеховский стиль общения с читателем. Еще много интересного в этом сравнительном анализе творчества А. П. Чехова и В. Тендрякова, а также в анализе творчества Ю. Трифонова, сделанном Т. Е. Шумиловой на первых Чеховских чтениях 1998 года в докладе «А. Чехов и Ю. Трифонов (к вопросу о традициях)».

В «Краеведческом бюллетене» № 2 за 2000 год опубликован целый блок статей, посвященных 110-летию сахалинского путешествия А. П. Чехова. Среди них привлекает внимание статья молодых преподавателей СахГУ Е. А. Иконниковой и А. А. Сафоновой «Чеховский подвиг» в лирике сахалинских поэтов». Анна Сафонова уже знакомила участников Чеховских чтений 2000 года со своим взглядом на творчество сахалинского врача и поэта Ю. И. Немнонова. Она подробно анализировала его сборник «Читая Чехова», состоящий из 19 миниатюр, как бы иллюстрирующих некоторые страницы книги Чехова «Остров Сахалин». В статье «Чеховский подвиг» в лирике сахалинских поэтов» анализируются, кроме стихов Ю. Немнонова, стихи таких поэтов, как Н. Тарасов, М. Финнов, JI. Соколов, А. Богданов, посвященные пребыванию Чехова на нашем острове.

Преподаватель института филологии СахГУ В. И. Чудинова в статье «Формы выражения авторского сознания в книге А. П. Чехова «Остров Сахалин», опубликованной в «Краеведческом бюллетене» № 3 за 2000 год, пишет о том, что «Чехову, которого критика не уставала упрекать в беспристрастности, объективизме, удалось в полной мере выразить авторскую позицию в книге-очерке с подзаголовком «Из путевых заметок». Авторское сознание (а к нему относят лирические, литературно-критические, историко-философские, публицистические отступления) является объединяющим началом эпического произведения, проливающим свет на целое и на все составляющие художественного текста. При всей сдержанности автору-рассказчику Чехову не удается сохранить позицию стороннего наблюдателя. С первой главы он передает свои чувства, охватившие его сразу после прибытия в Николаевск-на-Амуре: «...я хожу по берегу и не знаю, что с собой делать», «становится тоскливо» и т. д. Характер переживаний автора проявляется также в риторических вопросах-восклицаниях: «...Боже мой, как далека здешняя жизнь от России!» и т. п. Субъективное восприятие действительности отражается и в авторских размышлениях, которыми перемежаются повествование и описание в очерке, сопровождающихся словами «у меня было такое чувство», или «я замечал», или «мне все время казалось».

Авторские размышления следуют в книге Чехова после различных характерных картин из жизни сахалинской каторги, выражают отношение автора к человеку, обществу, закону, нравственности. В очерке «Остров Сахалин» достаточно описаний природы, многие из которых пронизаны авторским лиризмом. Пейзаж как форма присутствия автора встречается в главе VIII. Он становится полем авторского высказывания, приобретая все более философский и лирический тон.

Во многих сценах книги авторское сопереживание или, наоборот, недоброжелательность передаются с помощью описательных или психологических деталей. В. И. Чудинова приводит много примеров неравнодушного отношения Чехова к тому, что он увидел на Сахалине, и того, как он выражает свое отношение к увиденному, используя все свое мастерство писателя.

Преподаватель СахГУ М. К. Лопачева – автор интересной работы «А. П. Чехов и И. Анненский. Два паруса лодки одной...», прочитанной ею на историко-краеведческой конференции, посвященной 100-летию путешествия А. П. Чехова на Сахалин и опубликованной в первой части материалов конфе­ренции «Читая «Остров Сахалин»...». Она исследует проблему влияния чеховской прозы на поэтический процесс XX века, говорит о том огромном впечатлении, которое произвело творчество А. П. Чехова на поэта и его мировоззрение. Иннокентий Анненский осуждает героев Чехова за бездеятельность, но готов разделить с ними вину перед историей как представитель одного с ними поколения интеллигентов.

Анализируя творчество двух этих художников слова, М. К. Лопачева делает вывод, что И. Анненский – своеобразный «эквивалент» А. П. Чехова в поэзии.

В своем докладе «Мотив неволи в лирике О. Мандельштама» на международной научной конференции, проходившей в г. Южно-Сахалинске в 1995 году, М. К. Лопачева также ссылается на А. П. Чехова, но уже на очерки «В Сибири»: «Я не люблю, когда интеллигентный ссыльный стоит у окна и молча глядит на крышу соседнего дома... Не люблю, когда он разговаривает со мной о пустяках и при этом смотрит мне в лицо с таким выражением, как будто хочет сказать: «Ты вернешься домой, а я нет». Не люблю потому, что мне бесконечно жаль его». Размышляя о формах наказания, Чехов пишет, что «все высшие карательные меры, которые заменили смертную казнь, все-таки продолжают носить самый важный и существенный признак ее, а именно – пожизненность, вечность, и у всех у них есть цель, унаследованная ими прямо от смертной казни, – удаление преступника из нормальной жизни навсегда...». О. Мандельштам своим творчеством и всей своей судьбой подтвердил справедливость мыслей и чувств великого русского писателя XIX века, испытав в XX веке на себе всю жестокость и безнравственность тюремной машины и погибнув в ее недрах.

Преподаватель ЮСГПИ С. А. Веднева в статье «Антон Чехов и Варлам Шаламов (К истокам «новой» русской прозы)» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. й сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. С. 225–232) говорит о том, что сближает А. Чехова и В. Шаламова. Убеждения Чехова о том, что «беллетрист должен только ставить вопросы, а не решать их», перекликаются с шаламовскими теоретическими положениями: «Как и мемуаристы, писатели новой прозы не должны ставить себя выше всех, умнее всех, претендовать на роль судьи». На первый план и у Чехова, и у Шаламова выдвигаются «правдивость, точность, объективность описаний, строгая документальность».

JI. В. Дорофеева в соавторстве с Н. П. Саблиной на конференции в 1995 году выступили с темой «Мотив темницы в Биб­лии», где они приравнивают поездку А. П. Чехова на Сахалин к схождению Христа в преисподнюю и убедительно доказывают этот тезис.

И Су Не в докладе на конференции, посвященной 100-летию пребывания Чехова на Сахалине, осветила тему «Комическое в книге «Остров Сахалин» А. П. Чехова». Автор пишет, что «великий художник остался верен самому себе, своим творческим принципам, юношеским идеалам и не изменил им даже в такой трагической книге, как «Остров Сахалин»... не мог не привнести в сахалинское произведение элементы комического, того, что составляло основу раннего творчества...».

Преподаватель из Александровска Л. Н. Романенко в выступлении «Символ как один из стилеобразующих факторов в пьесе А. П. Чехова «Вишневый сад» на II Маймановских чтениях 2001 года (Актуальные проблемы методики преподавания филологических дисциплин в вузе и школе: Сб. материалов и тезисов. II Маймановские чтения. Южно-Сахалинск, 2001. – С. 138–141) говорит, что «основой символа является контраст двух полярностей: сказанного и подразумеваемого, которые толь­ко в единстве дают реальность впечатления. Такой контраст дан в самом начале пьесы «Вишневый сад» – несоответствие весенней картины цветущего сада тому, что происходит на ее фоне... Вишневый сад, вобрав в себя контрастные и двуединые понятия созидания и разрушения, жизни и гибели, начала и конца, в то же время является символом призрачной деятельности тех, кто, исчерпав свои силы, теряет способность творить и обновляться».

Из лингвистического раздела в прошлый раз осталась неохваченной работа доцента Т. В. Чиковой «Семантическое обогащение слова в тексте книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 175–181), где она пишет, что «самые обычные слова, не образные по своему характеру, становятся в произведении А. П. Чехова... не только семантически, но и эстетически значимыми, неповторимыми, аккумулирующими образно итог наблюдений писателем жизни каторжных и поселенцев». Это такие простые слова, как «трудный» (труд), «тяжелый» (тяжело), «скучный» (скучно), которые в контексте приобретают именно ту силу, какую хотел придать им писатель.

Кандидат педагогических наук Т. С. Табаченко в работе «Особенности синтаксического строя книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» (на материале сравнений)» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28-29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 189–202) вслед за коллегами отмечает языковое своеобразие очерка Чехова. Она говорит: «Синтаксис таит в себе большие стилистические возможности, которые заключаются преимущественно в его способности передавать тончайшие смысловые нюансы и оттенки», и приводит примеры из книги «Остров Сахалин», подтверждающие эту мысль.

Интересна для занимающихся изучением творчества А. П. Чехова в лингвистическом аспекте и работа к. ф. н. Е. Б. Полупан «Обособленные конструкции в структуре простого предложения (по произведениям А. П. Чехова)» (А. П. Чехов и Сахалин: Докл. и сообщ. междунар. науч. конф. 28–29 сент. 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. – С. 182–188). Автор рассматривает употребление писателем причастных и деепричастных оборотов.

Имя Чехова неразрывно связано и с научной, и с культурной жизнью Сахалинской области. Здесь в разное время созданы и успешно работают два музея писателя – в Александровске и Южно-Сахалинске. В выпусках «Вестника Сахалинского музея» регулярно освещается работа Александровского историко-литературного музея «А. П. Чехов и Сахалин» его директором Т. Г. Миромановым. Также в «Вестнике Сахалинского музея» в 6-м выпуске (1999 г.) опубликована статья директора музея книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» И. А. Цупенковой, в которой она подробно пишет об истории создания и направлениях работы молодого музея. В конце статьи И. А. Цупенкова говорит: «Воспитание культуры и нравственности при помощи А. П. Чехова есть сверхзадача музея, его устремленность, важнейшая общественная цель». На Чеховских чтениях 1999 года И. А. Цупенкова выступила с темой «Музей книги А. П. Чехова «Остров Сахалин» в контексте культурной жизни края», а на прошлых Чеховских чтениях, в 2001 году, Инга Анатольевна рассказала об образовательной деятельности своего музея.

Таким образом, мы видим, что с каждым годом все больший интерес к личности и творчеству А. П. Чехова появляется у общественности и в научных кругах Сахалина.

Чеховские чтения: Сахалинское чеховедение: исторический опыт, современные проблемы : [материалы конф., 29 января 2002 г., г. Южно-Сахалинск] / Управление культуры и туризма администрации г. Южно-Сахалинска, музей кн. А. П. Чехова «Остров Сахалин». – Южно-Сахалинск, 2002. – С. 7–14.